случайный глюк системы
Fuck your obsession, I don't need that shit
Белая коротенькая туника мягкими складками спадала по торсу альбиноса, практически сливаясь с мраморной кожей без единого изъяна.
- Какого хрена меня сделали бабой? – сердито рычал Хайне, нервно вздрагивая и косясь на светло-рыжие локоны парика, который его заставили надеть.
- Не рычи, песа, мы все сейчас играем женщин, так что ты не единственный, - возразил Бадо, включая камеру и прикидывая наиболее удачные ракурсы.
- Да ты и так обычно за ба…
- Эти подробности мы опустим, - спешно перебил рыжий, бросая гневные взгляды то на Хайне, то на священника, с невозмутимым видом замершего с мечом и весами в руках. – и вообще, ты богиня красоты, вот стой, молчи и соответствуй.
- Ладно баба, но почему именно богиня красоты? – не унимался белобрысый.
- А больше тебя некем было сделать, - Нейлз фыркнул, раздраженно закинув упавшую косу обратно за спину, и подпихнул напарника к стене. – все. Стой тут и улыбайся.
- Ну допустим, - Хайне злорадно осклабился.
- Ты прав, не улыбайся… Сделай игриво-задумчивое лицо?.. – протянул рыжий, поднося камеру к лицу и примериваясь.
Священник, возмущенный недостатком внимания к нему, влез между папарацци и «богиней красоты».
- Могу я поинтересоваться, когда мой выход?
- Еще не сейчас. А хотя стань-ка с ним вместе, может, хоть ты его физиономию исправишь, - рыжий опустил фотоаппарат и задумчиво посмотрел на Эрнста. – так. Хайне стоит прямо и пытается сделать завлекающее выражение лица. И юбку там как-нибудь приподними, ну поэротичней встань, в общем. Святой отец, ты же у нас правосудие. Подними над ним меч, как будто угрожаешь?
- Так? – спросил Эрнст, схватив меч двумя руками и подняв его в воздух.
- Не не не, меч в одной руке, весы в другой. Давай, держи. Стой, стой, куда ты от него отвернулся? Левее. Неее, в другую сторону левее… Еще чуть-чуть… Ага, вот так. Замерли, - нажав на кнопку, рыжий с прищуром поглядел на своих моделей и фыркнул. – никакой организованности. Песа, ну что это за морда? Афродите нельзя с такой мордой быть.
- А я говорил, не мое это. Дайте мне лучше бога войны.
Рыжий замотал головой.
- Шааа, стой как есть. Искать еще один меч мне неохота, а так тебе почти ничего не нужно. И вообще, никаких богов, мы богини. Стройные, прекрасные, милые девушки. Представляй себе. Ну давай, представляй, кому сказал. Представь, запомни и будь.
- А из богинь никаких вариантов больше нет? – Хайне сморщился и поправил спадающий парик.
Священник среагировал раньше рыжего и, неизвестно откуда выудив большую книгу, похожую на каталог, протянул ее своему однофамильцу.
- Вот посмотри. Весь набор. Неужели кто-то тебе больше нравится?
- Допустим, Афина. Или Артемида. Они хотя бы с оружием, - Хайне задумчиво перелистывал страницы, изредка косясь на улыбающегося священника.
- Вот уж фиг тебе, - возмущенно надулся рыжий, поправляя диадему. – Лук я, может быть, еще и нашел бы где-нибудь, в крайнем случае сами бы соорудили. И копье тоже. Но где мне тебе искать чучело совы или оленя?!
- Ну павлина же себе нашел, придурок, - язвительно заметил альбинос, но дальше спорить не стал. – Ну вот тогда. Арга, - читает вслух. - Она была смелой охотницей. Любимица Зевса. Охотясь на оленя, ммм-х-хммм… мммугууу… и он превратил её в собаку. Вот! Идеальный вариант, - Хайне потряс книгой.
- И что мне теперь вместо тебя собаку фотографировать прикажешь? – Бадо фыркнул и отвернулся. – По местам, красотки, продолжаем съем! Эммм… Съемку.
- А почему не Немесида? Пусть уж богиня мести, - Хайне решил бороться до последнего, но тут снова возник священник.
- Нет уж, сын мой, эта роль занята. Как еще одной представительницей правосудия, Немесидой станет Нилл. И у нее уже есть крылышки! А тебе их нужно искать и приклеивать.

После еще нескольких кадров.

- Сойдет, - рыжий почесал нос. – теперь по одному. Святой отец, сначала тебя. Покажешь пример этому столбу… Так. Да, вот так. Замечательно. Теперь боком повернись… Угу… А теперь на меня посмотри. Ну же, посмотри на меня.
- Я понимаю, тебе сложно запомнить, что я слепой, - со скорбным вздохом произнес Эрнст негромко. – но неужели тебя совсем не смущают завязанные глаза?!
- На семьдесят градусов вправо, святой отец…
- Может теперь с Нилл? - с надеждой протянул священник.
- И с Нилл тоже. Но не сейчас, - рыжий отрицательно покачал головой. - Сейчас Афродита. К стенке, песа. Понял, что делать надо?
- А давайте снимем рождение Венеры? – внезапно предложил священник.
Хайне подозрительно сощурился:
- Это еще кто?
- Это Афродита, но как ее называли римляне, - охотно пояснил рыжий. – я согласен, Эрнст, отличные выйдут кадры. Ракушка есть, я все предусмотрел. Песа, раздевайся. Прикроешь правую грудь ладонью, а между ног волосами. Вперед.
- Какую тебе грудь, мужик я, - зарычал альбинос, угрожающе направляясь к Нейлзу.
- Ну ладно, ладно, шалун, не прикрывайся вообще, - пожал тот плечами, поспешно пятясь за священника. Эрнст тут же возмутился.
- Нилл еще рано видеть обнаженных мужчин!
А упомянутая ангелокрылая с интересом болтала ножками, наблюдая с подоконника, уже в предвкушении. Что не укрылось от рыжего.
- Оке, обойдемся без обнаженки. Тогда просто вставай в ракушку и стой, как я тебе сказал. Ну давай, руку на грудь, вторую целомудренно на бедро… - раздавая указания, рыжий бегал с камерой вокруг все больше злящегося альбиноса. - И больше страсти, больше блеска в глазах! Ну же девочка, ты сегодня родилась!
Яблоко из вазы полетело почти бесшумно. И в цель. И разлетелось об стену сочными ошметками только потому, что Нейлз юркнул за вешалку. Откуда вскоре вынужден был срочно ретироваться, спасаясь от гневного рыка Афродиты. А точнее сидящей в ней Аргы.
- Ах, какая страсть, - умиленно вздохнул священник, подперев голову рукой. – вот оно, яблоко раздора. Не правда ли, Нилл, милашка?
А Нилл-милашка уже бегала, сцапав брошенную Бадо (бережно повешенную на крючок за ремешочек) камеру, следом за рыжим и полувырвавшимся псом и щелкала, радостно фотографируя, как Гера, отмахиваясь посохом, удирает от злобно рычащей Афродиты. К счастью, священник успел поймать ее, прежде чем «богини» заметили это преследование. И усмирить Хайне, прежде чем он прибил рыжего.

Когда Хайне пришел в себя и был восстановлен мир.

Альбинос с сомнением повертел камеру в руках.
- Давай, давай, не стесняйся. Нилл же справилась, и ты сможешь, - подбодрил рыжий и встал в позу. – на кнопочку нажимай, а мы уж сами придумаем.
Нилл поставили в середину, с одной стороны она помогала Эрнсту-Фемиде держать меч, с другой – Бадо-Гере посох. Павлина приткнули в ногах. Священник лениво покачивал весами, а Нейлз старался держать серьезное лицо.
Потом правосудие с королевой богов усадили на стол, а крылатую месть на него же поставили, пытаясь создать иллюзию полета. Почти получилось.
Потом священник заявил, что это будет новаторством в понимании мифологии древней Греции, и усадил Нилл к себе на плечи. Та с опаской поглядывала вниз, но молчала. Будто у нее есть варианты…
Потом, в отместку, Немесида заставила Фемиду и Геру встать на одно колено лицом друг к другу, сама же встала им на колени, заграбастав меч и посох и победно подняв их над головой.
Хайне послушно фотографировал. Наконец рыжий заявил:
- Ладно, меняемся.

Еще несколько минут спустя.

- Прелестно. Просто замечательно. А теперь чуть наклонитесь друг к другу и смотрите грозно. Теперь отвернитесь обиженно. И руки на груди скрестите. Хорошо. А теперь…
- А теперь может все-таки к нам развернешься, Эрнст? Или камеру хотя бы отдай…

@темы: бредоносная оса, долбанное твАрчество, песья жисть