случайный глюк системы
Fuck your obsession, I don't need that shit
- Ну жарко жеее… Что мне там делать, ааа? Эрнст, я не поеду, нафиг эту лампу, давай я дома останусь? – Бадо был ооочень недоволен новым заказом. Предстояло ехать в какой-то захолустный городок в пустыне, доставить оттуда ценный антиквариат. Почему заказчик не мог смотать туда самостоятельно, неизвестно, но, видимо, отделаться от него уже не выйдет. Священник ни в какую не соглашался расставаться с определенно предоплатой.
Оплачено было все. И дорога, и проживание в достаточно неплохой гостинице, и питание, даже сигареты. Все, что нужно, пойти и забрать безделушку. Ну не ночью же этим заниматься, как справедливо посчитал рыжий, а посему операция по получению лампы была перенесена на утро.
С первыми лучами солнца, а конкретнее в обед, Бадо явил миру изумрудную зелень своего единственного глаза. Поморгал немножко, фыркнул и уснул обратно. Часа в четыре он наконец соизволил встать и попробовать неизвестно откуда взявшийся в комнате шербет. Пробовал недолго, все же дело звало, и пора было в путь. По указанному заказчиком адресу обнаружилась вполне так ничего себе скала. Что утешало, с пещерой. Немного поразмыслив, Нейлз достал фонарик и пошел внутрь.
Пещера шла глубоко внутрь горы и, кажется, под землю. Довольно широкий проход иногда немного поворачивал, но не петлял ни разу. До сего момента, по крайней мере. За поворотом оказалась кованная дверь с вырезанным на ней номером. 78, как и говорил заказчик. И ни ручки, ни замка, ни замочной скважины, ничего подобного. На простой пинок дверь так же не поддалась.
- О да, просто замечательно… И как же мне открыть эту гребаную железяку? - Бадо возмущенно развел руками, глядя в небо, то есть, за неимением оного, в каменные своды пещеры. – открывайся, зараза!
Как по мановению волшебной палочки, дверь отъехала в сторону, открывая проход в неожиданно полное света помещение. И не только света, надо сказать. Тысячи, если не больше, кувшинов, мешков, сундуков, амфор, до верху и больше засыпанных золотом, побрякушками, драгоценными камнями и прочей подобной хренью. Где-то в середине всего этого добра на каменном постаменте залитая лучами света находилась медная масляная лампа, какими уже давным-давно не пользовались. Справедливо рассудив, что именно она и нужна заказчику, Нейлз, не смотря на огромное желание прихватить чего-нибудь по пути, первым делом отправился к постаменту. Приблизившись, он опасливо потыкал лампу пальцем. Ничего не произошло. Тогда он осторожно снял ее с камня и повертел в руках.
- Ничего особенного, кажись… А что если… - вспомнив старую тупую сказку про джинна, обитавшего в лампе, Бадо потер медную стенку. Опять же, ничего не произошло. – Ааа, ну окей, значит так и надо, - парень пожал плечами и на пробу взял из соседней амфоры несколько камешков. И снова ничего не изменилось. Гром не грянул с небес, пол не провалился под ногами, и даже в лесу, похоже, никто не умер. Уже намного смелее набив карманы все, чем только придется, Бадо повернулся к выходу, размышляя о том, что надо бы как-то все это себе забрать, а то лежит без дела и никакого дохода не приносит никому, как заметил среди груд всего подряд столик с одиноко лежащим портсигаром. Как позже выяснилось, полным портсигаром. С таким, что рыжему и не снилось никогда покурить. Закрыв замочек на своей находке, парень радостно взвизгнул и поцеловал серебряную коробочку. Тут же что-то бабахнуло. И в пещере погас свет.
- Машувать! Что это?! – на мгновение у рыжего замерло сердце в груди, тем не менее портсигар он крепко прижал к себе. Немного поразмыслив, открыл его на ощупь, достал сигарету и стал хлопать себя по карманам в поисках зажигалки. Найдя оную, чиркнул и внимательно посмотрел на огонек. Потом еще внимательней за него. Потом тихо огонек убрал, помолчал секунд десять и заорал. Потом вдруг зажегся свет.
- Слушай, какого вот хрена ты орешь, а? – неизвестно откуда взявшийся парень нападать, видимо, не собирался, и лишь смотрел устало-равнодушно. – если уж решил обворовать, так делал бы это тихо, придурок.
- У тебя глаза красные! И ты весь белый! – Бадо все еще подозрительно косился на незнакомца из-за нескольких сундуков, выставленных друг на друга, но уже постепенно брал себя в руки. – откуда ты взялся?
- Откуда… Ты шухер навел, вот я и пришел. Работаю я здесь.
Рыжий долго смотрел в алые глаза собеседника, и внезапно к нему пришло понимание.
- Весь белый, глаза как у вампирюки, похож на гребаного демона, работаешь в пещере с сокровищами, явился, когда я поцеловал портсигар, да еще с такими странностями явился… Я все понял! Ты джин! Ты мой личный джин и должен мне три желания! Давай исполняй. Значит, первое…
Договорить Бадо не успел, прерванный довольно мощным подзатыльником.
- Я работаю здесь. Сторожевым псом, если хочешь. Я не совсем человек, но уж явно не эфемерная хренотень, которая чего-то там тебе должна. Понял, недоумок?
- Ну блин нууу… - протянул обиженный Нейлз, потирая ушибленную голову. – не спорь со мной, пес. Ты пытаешься отмазаться, я знаю, тебе просто лень что-то делать. Но не отвертишься! Исполняй мои три желания, а то я не отстану.
Устало вздохнув, Хайне потер переносицу. Он уже сообразил, что имеет дело с каким-то буйнопомешанным, который мало того, что считал его джинном, так еще перед этим влез на 78 съемочную площадку, сейчас пустую, так как вся группа была занята в другой сцене.
- Оке, ты угадал, я джин. Чего ты хочешь, рыжий? – протянул он согласно, размышляя, где ближайшая дурка, и как туда быстрей добраться.
- Первым делом перенеси все это ко мне домой, - деловито распорядился Бадо. – и меня тоже, и сам перенесись.
Чтобы выкрутиться и пока что не вызвать лишних подозрений, Раммштайнер переспросил задумчиво.
- Это все три желания, что ты придумал? Скромненько…
Бадо всполошился.
- Еще чего! Это одно желание. Крупное, но одно! – на отрицательное покачивание головы, рыжий надулся, как мышь на крупу, кот на валерьянку, а еж – на сигарету, что кстати больше всего подходит к описанию, и пробурчал. – тогда только первое. Все это – ко мне домой. И вот это тоже, а то мне нести неохота…
К счастью альбиноса, он вывернул из карманов все, что успел туда напихать, не пожелав, правда, расставаться ни с портсигаром, ни с лампой. Но их ведь все равно заберут в дурке, как справедливо рассудил Хайне, так что пока что пусть малыш играется.
- Идем, а то колдовство не подействует, - взяв рыжего под локоть, альбинос повел его к выходу. Тот поныл, что хочет посмотреть, но сопротивляться не стал.
Они вышли из пещеры и направились на главный рынок. Бадо щедро делился с «джинном» своими планами, неизвестно из какого плана выкуренными.
- Вот сейчас я приду на городскую площадь, а там будет принцесса, которая в меня влюбится. Замуж ей нельзя из-за моего происхождения. Нооо… - тут он сделал многозначительную паузу. – ты сделаешь меня принцем, и мы с ней поженимся. Понял задачу, джинни? Или как ты сказал, сторожевой пес? Тогда песа.
Хайне только покорно кивал, осторожно направляя недоАладдина в дом с добрыми дядечками и мягкими стенами. Все бы хорошо, если бы за своими планоизречениями рыжий не умудрился задеть (читай, с налету впечататься в спину) хозяина рынка (читай, города) Ахмета. Тот пошатнулся и уронил арбуз, который разбился о его ногу и разлетелся в разные стороны, преимущественно на самого Ахмета. Хайне прикрыл глаза. Рыжий непонимающе поморгал единственным и дурашливо улыбнулся. Просто уйти не вышло… Они бежали по крышам, спрыгивая на тряпочные навесы, перемахивая через стены, карабкаясь на деревья и с них снова на крыши. Хайне тащил Нейлза за руку, время от времени незаметно отстреливаясь, а тот орал благим матом и требовал, чтобы песа-джинн избавился от гребаной психованной погони.
Когда они выбежали к железной дороге, их преследовало почти полгорода. Во главе бежал разъяренный Ахмет, следом толпа орущих горожан, рьяно желавших себе процент отстегивания поменьше и место на рынке получше.
Спотыкаясь перескочив через рельсы, рыжий и альбинос оказались по щиколотку в песке. Что, впрочем, не слишком-то остановило их на пути к бегству. Бадо продолжать орать свое «второе желание». Вдруг, на миг оглянувшись назад, Хайне заметил, что преследователи спешно возвращаются в город. Он остановился и окликнул рыжего. Тот радостно захлопал в ладоши и стал говорить что-то про мастерское колдовство прямо на ходу, когда альбинос указал ему за спину. Там, клубясь серо-бурой тучей, на них двигалась песчаная буря. Вернуться они уже не успевали. Припомнив все, что только пришло в голову в этот момент, рыжий бухнулся на землю. Хайне одобрительно кивнул, лег рядом и накрыл их обоих широким плащом.
- Эй, ты же джинн, отменяя бурю, а?
- Молчи уж, придурок. Сколько раз тебе повторять, не джинн я…
Песок насыпался сверху, становясь все тяжелее. Сквозь материю он не попадал, но медленно перекрывал доступ кислороду. Рыжий закашлялся. Ткань плаща под песчаным натиском, давила на грудь. Заворочавшись, рыжий понял, что запутался и не может свободно пошевелиться. Дышать становилось все труднее. С огромным усилием приведя ноги в движение, Бадо старался пнуть ткань, практически ставшую гробом для них, заживо хороненных. Уже совершенно отчаявшись, Нейлз бешено дернулся и высунул растрепанную голову из-под одеяла, в котором запутался. Было темно. Хайне тихо сопел рядом. Одеяло пеленало по рукам и ногам. Выпутавшись окончательно, рыжий сердито фыркнул и прошипел, с размаху опуская на голову напарника подушку:
- Нихрена ты не джинн, песа! Даже бурю остановить не смог…

@темы: песья жисть, долбанное твАрчество, бредоносная оса