случайный глюк системы
Fuck your obsession, I don't need that shit
Они шли по лесной тропинке, болтая ни о чем. Два мальчишки-подростка, почти одинаковые на лицо, один повыше и смуглее, второй бледный и достаточно живой. Старший шел чуть впереди, время от времени оглядываясь на младшего, тот же, посмеиваясь, отвлекался от разглядывания деревьев, дороги, всего вокруг и спешил догнать брата. Вдруг, споткнувшись о неудачно выползший из-под земли корень, Изуна упал, странно вздрогнув и замерев. Подошедший в беспокойстве, Мадара быстро осмотрел брата и нахмурился. Потом осторожно приподнял его на руки и огляделся. Возвращаться домой слишком долго, гораздо проще было бы найти какой-нибудь дом на другой стороне леса, и старший из Учих спешно направился дальше по тропе.
Через несколько минут в зарослях мелькнуло светлое пятно, со временем превратившееся в заброшенный домик, скрытый в листве. С первого взгляда было ясно, что в нем никто не живет, однако ситуация не оставляла выбора. Мадара вздохнул и внес брата под полуразвалившуюся крышу.
Более тщательный осмотр показал, что никаких серьезных повреждений нет, Изуна просто был без сознания. Оставив его лежать на узком диване, единственном предмете мебели в комнате, Мадара пошел осмотреться вокруг дома. Бросать брата здесь и бежать за подмогой было слишком рискованно, те же самые Сенджу вполне могли случайно набрести на него. Нести же брата всю дорогу до деревни… А вдруг у него сотрясение? Лучше дождаться, пока он придет в себя.
Мадара вернулся в комнату и тут же подбежал к дивану.
- Ты очнулся, брат? Что с тобой, что болит? – он постарался придать голосу как можно более деловой тон, чтобы не баловать брата лишним вниманием, хотя скрыть тревогу было довольно сложно.
- Немного… голова кружится… - пролепетал Изуна, переворачиваясь на бок и пытаясь спустить ноги на пол. Брат ту же остановил его.
- Не вставай. Тебе нужно отлежаться. Если понадобится, мы проведем здесь ночь. Когда станет лучше, я отнесу тебя домой.
Изуна мягко прикрыл глаза и послушно кивнул, тут же страдальчески сморщившись. Мадара сел рядом с ним и осторожно погладил по голове.
- Глупый младший брат… - произнес он негромко. – будь внимательнее, в бою это могло бы стоить тебе жизни…
- Да, брат… - младший чуть прижался к руке щекой и тут же выпрямился. – брат, я посплю?..
- Спи, недоразумение, - усмехнулся старший, взглядом найдя в углу какое-то подобие покрывала, вполне даже теплого. Встав, он накинул это покрывало на брата и вышел на крыльцо, на всякий случай еще раз проверить окрестности их временного укрытия.
Изуна открыл глаза через пару часов. Его брат устроился на полу, прислонившись к дивану спиной, и задумчиво смотрел в потолок.
- Брат…
Мадара повернулся на голос и выгнул бровь.
- Чего ты? Спи, тебе нужно отдохнуть, чтобы скорее поправиться.
- Брат… - еще раз повторил Изуна и сглотнул. – мне холодно…
- Костер я здесь не разведу… - протянул Мадара задумчиво и встал. – возможно, так будет теплее… - он скользнул на диван, под одеяло, и приобнял подрагивающего брата. Тот чуть улыбнулся.
- Да, так теплее… спасибо … - прошептал он, устраиваясь в руках брата и прижимаясь.
Несмотря на все попытки не поддаваться желанию закрыть глаза, вскоре тепло прижимающегося брата и его мирное сопение захватили Мадару и он провалился в сон. Некоторое время спустя Изуна осторожно пошевелился и открыл глаза. Брат спал и никак не отреагировал на его «пробуждение». Довольно улыбнувшись, юноша медленно скользнул руками в вырез распахнувшегося косодэ и стал неспешно водить кончиками пальцев по груди и животу брата. Потом одна его рука спустилась ниже, с некоторым трудом протиснувшись под ткань, накрыла пах брата, увлеченно поглаживая и чуть нажимая, чувствуя, как постепенно напрягается плоть под рукой, как чаще начинает дышать во сне брат. Он едва успел отдернуть руки и как ни в чем не бывало закрыть глаза, как, резко дернувшись, Мадара проснулся и уставился на него. Чуть поморгав, он позвал едва слышно.
- Брат… Изуна… Изуна, проснись, - повторил он уже громче. Тот завозился, будто спросонья, и наигранно сонно разлепил глаза.
- Что такое, брат?..
Мадара смутился и помотал головой.
- Да нет, ничего… Приснилось, наверное… - в паху ощутимо тянуло, а брат прижимался слишком близко и вполне мог заметить. – тебе уже не холодно? Может, я пойду на улицу?
- Нет, ни в коем случае, - Изуна прижался еще ближе, чуть согнув ногу в колене и будто невзначай потираясь о пах брата. Мадара закусил язык и молился, чтобы в темноте брат не заметил выражения его лица. Тот, разумеется, все увидел, но виду не подал, лишь прижимаясь ближе. – если ты уйдешь, я снова замерзну, а звать тебя… - он не договорил, так как в этом не было никакой необходимости.
Мадара вздохнул и кивнул.
- Дай тогда перелягу… - не дожидаясь ответа, он перевернулся на другой бок, спиной к брату, и незаметно вздохнул облегченно. Тут же две ладони легли к нему на живот, а сам брат слишком уж откровенно прижался к нему со спины, закинув ногу на бедро. – что ты?..
- Диван узкий, - безапелляционно заявил младший, приникая к брату всем телом. – а то ты упадешь во сне…
Мадара, не поворачивая головы, покосился вниз и подумал, что с таким вот он точно уже не заснет, а избавляться от возбуждения в объятиях младшего… Ни под каким предлогом. Кусая губы, он пролежал так около часа, не шевелясь, старательно изображая сон. Мирное сопение брата за спиной уже не действовало как колыбельная, тепло чужого тела только возбуждало еще больше, и старший едва держал себя в руках. Вдруг Изуна зашевелился. «Может, сейчас отпустит?» - подумал Мадара с надеждой. Хватка объятий стала слабее, он почти готов был снова вздохнуть от облегчения, когда одна из ладоней скользнула вниз по животу, осторожно и будто лаская, а пальцы второй руки легли на грудь, чувствительно задев сосок. Мадара хотел было списать это на случайность, но тут рука поползла еще ниже, пробираясь под ткань, а шепот брата обжег шею.
- Эй… Хватит притворяться, ты вовсе не спишь, старший брат…
От горячего дыхания на коже вдруг очень резко побежали мурашки по спине; незаметно вздохнув, старший сипло выдавил из себя:
- Что это ты удумал, Изуна? Немедленно убери руки и засыпай, утром я с тобой пого…
Закончить он не смог. Чувствуя нависающую бурю, Изуна решил не медлить больше, и потому его ладошка еще более спешно скользнула под полотном одежды и плотно обхватила напряженную плоть брата, отчего тот рвано судорожно вздохнул, дернулся вперед, по инерции отдаваясь ласке настойчивой руки, и закусил губу, едва сдерживая непрошенный стон.
- Ты хоть понимаешь… что делаешь, дурной?..
Вечно растрепанные волосы Мадары щекочут лицо, но сейчас не до того, Изуна упивается срывающимся шепотом брата и ощущениями от его чуть подрагивающего тела в руках. Губы жадно прихватывают кожу на загривке, прикусить, вновь услышать бархатный вздох, срывающийся с желанных губ, самому застонать в ответ… Младший брат плотно прижимается к спине, неумело потираясь, тяжело дыша, шепча сбивчиво что-то совершенно неразборчивое… Мадара не выдерживает, хватает тонкое запястье, больно сжимая, отнимает его от своего тела и резко разворачивается, грозно глядя в глаза краснеющему мальчишке, который тут же испуганно зажмуривается в ожидании в лучшем случае как минимум пощечины, если не чего похлеще… горячие пересохшие губы накрывают его собственные, язык, раздвигая их, властно проникает в рот в настойчивом и чуть грубоватом поцелуе. Изуна порывисто отвечает, тут же обхватывая за шею и не давая одуматься, передумать, отстраниться. Когда же не хватает воздуха, он стонет почти обиженно и сам отрывается, жадно вдыхая и умоляюще вглядываясь в лицо напротив.
- Вот же еще… - Мадара через силу посмеивается, с огромным трудом не бросаясь на горячее тело, прижимающееся к его собственному, выдыхает. – не можешь удержать… инициативу, так и не берись…
Тихий жалобный стон, судорожно прижимается, крепко обнимая, закидывает ногу на бедра, вжимается всем телом.
- Брааат… Брат, прошу тебя…
Окончательно переклинивает, организм требует разрядки, поэтому повалить, подмять под себя, придавить своим телом, подчинить, заставить задыхаться, стонать, выгибаться от жестких безжалостных укусов, от скользящих по коже пальцев, пробирающихся везде, куда только можно достать, от насмешливого шепота, который становится все тише и тише, потому что самому дышать уже тяжело. Мадара смутно представляет, что делать с парнем, но подчиняется наитию, растягивает брата, как может, спешно, дерганно, вызывая все новые стоны, потом, не в силах больше ждать, вынимает пальцы. В последний момент всего на секунду в глазах Изуны мелькает страх, он отчаянно боится боли, хотя на деле может вытерпеть даже самую сильную, но и этот испуг пропадает, подавленный так долго скрываемым желанием, юноша вскрикивает и закусывает запястье, покорно раскрываясь и принимая в себя сильные толчки. Мадара рычит, кусает шею, глуша стоны, тем самым вызывая новые у младшего брата, бьющегося под ним, выгибающегося и с каким-то остервенением насаживающегося до упора, на всю длину, отдающегося без остатка. Долго, так неимоверно долго, так мучительно недостаточно мало они прижимаются друг к другу, движутся вместе, сливаясь воедино, переплетая пальцы, искусывая губы и дыша стонами друг друга, пока наконец не вздрагивают одновременно, на миг замерев и тут же устало распластавшись на диване. Изуна обхватывает брата за шею, а тот, чуть улыбаясь, прижимает его к себе и натягивает одеяло на обоих.

Пы.сы.
- Теперь бы еще покурить… - Мадара задумчиво смотрит в потолок.
- Чтооо? Брат, ты куришь?! Я все маме расскажу!..

Пы.пы.сы.
- Слышишь, мелкий, ты это… Как голова-то?..
Изуна непонимающе моргает, дооолго задумчиво смотрит на брата, потом широко распахивает глаза.
- А, точно! Оййй, как же болииит!..
- Ах ты головастик несчастный… - глаза Мадары загораются красным. Только что натянутая одежда слетает вновь.
- Нееет, брааааат!.. ~<3

@музыка: The 69 eyes!

@настроение: иииии, трахаться хочу!.. =_____='

@темы: бредоносная оса, долбанное твАрчество, их величества Учишества