случайный глюк системы
Fuck your obsession, I don't need that shit
нууу, я короче сильно извиняюсь, что совсем забросился. в качестве оправдания и всего такого прочего - вот.
все звездочки из указанной песни Ресницы вздрогнули и рванулись вверх, дикий взгляд стал метаться из стороны в сторону, мельком выхватывая из темноты чернеющие углы какой-то каморки, забитой хламом, и узенькую светлую щель между досками закрытой двери. За дверью кто-то переговаривался, но слов было не разобрать, так что рыж вполне закономерно решил подобраться поближе. Ну а как же, мало ли, о чем там базарят, а информация денег стоит… На поверку воплотить его мысль в жизнь оказалось не так-то уж и просто. Руки были мало что привязаны, примотаны к телу толстенной веревкой, так что информатор почувствовал себя практически куколкой майского жука. Ноги же, долгое время находившиеся в бездействии и почему-то босые, совершенно не слушались и предательски путались в какой-то длинной тряпке, которая по неизвестной причине болталась на нем. К тому же снизу как-то подозрительно поддувало… Но тем не менее, преодолев все препятствия на своем пути, Бадоу наконец достиг заветной двери и приник к источнику света, усиленно прислушиваясь и приглядываясь.
А за дверью происходила какая-то хуйня… Облаченный (другим словом это и не обзовешь) в темный плащ из тяжелой даже на взгляд ткани, в бордовую рясу с массивным крестом поверх, на грандиозном пьедестале восседал Хайн, задумчиво подперев голову рукой а’ля «оставь меня старушка, я в печали». У подножия этого трона примостилась ангелокрылая в скромном черном платьице, похожем на монашеское, и смотрела на него с подобострастием. Вздохнув, альбинос выпрямился и торжественно произнес в никуда и одновременно девчонке.
- Не будет места ереси в моей земле! И не найдут отступники пощады. Костёр вам - за безбожие наградой, безумцы, закосневшие во зле...*
Блондиночка увлеченно закивала и заулыбалась, андед же снисходительно погладил ее по голове и устало вздохнул. Вдруг откуда-то со стороны послышался страшенный лязг. Бадоу, как мог, скосил глаз, но рассмотреть не смог. Впрочем, вскоре в поле зрения оказался Эрнст, волосы которого были непривычно заплетены в косу. Хайне кивнул ему и поинтересовался:
- Что привело вас, святой отец?
- Сегодня, Ваша милость, снова ведьма. Проклятая язычница из леса творила своё злое чародейство, посеяв ересь в христианских душах!*
Очередной тяжелый вздох.
- Введите…*
Эрнст замялся и, тихо виновато посмеиваясь, развел руками.
- Так это… Без сознания она…
- Ну внесите, что вас, всему учить что ли, я не понял? – бледнючее лицо презрительно передернулось, священник спешно поклонился и пошел… к двери, за которой подглядывал рыжий информатор! Тот быстро, насколько позволяли вышеперечисленные препятствия, шмыгнул на койку, на которой очнулся, и притворился трупиком.
Дверь со скрипом отворилась, священник подошел и похлопал его по щекам, но, не добившись никакого результата, вздохнул (что-то они развздыхались все, вообще блин. Прямо царство несчастных католических осликов Иа) и взвалил Бадоу к себе на плечо, вынося того на свет очей альбиносьих.
Нилл запищала и отвернулась, Хайне сморщился и отвел взгляд.
- Святой отец, ну что за непотребство… Юбку-то на ведьме одерните…
- Ох! Простите слепого слугу вашего, - запричитал Эрнст, спешно устанавливая свою ношу в вертикальное положение и поправляя тряпку. – не вижу ничегооо совершенно! – и как бы в доказательство похлопал информатора по куда попал. Рыж возмущенно заорал.
- Падре, руки-то не распускайте! – отступив от священника на большооой шаг, Бадоу уставился на андеда. – что за ебаный маскарад, псина?
- ‘Не сметь поносить его Милость, нечистая!’ - Нилл припадочно трухнула табличкой на палке. Но никто не обратил на нее внимания.
Рыж вопросительно пырился на альбиноса, а тот восхищенно пырился на него.
- Я раньше видел этот чистый взгляд на фресках Храма в светлый час служенья…*
- Чего-чего ты там бормочешь, косплейщик долбанутый? – Бадоу упер руки в бока.
- Развейся, колдовское наважденье! В чём пред тобой, о, Боже, виноват?!!* – кажется, альбинос вообще не слушал. - Дай сил, Господь, мне духом не упасть... Ты тяжкое послал мне испытанье!* – с укором ткнул в рыжего пальцем, от чего тот недовольно сморщился. - С лицом Мадонны, Боже! Ведьма на закланье... О, велика ты, чародейства власть!*
- Хааайн, ты чи пееедик? – Нейлс скорбно вздохнул и покачал головой. – до чего доводит бессмертие…
- Бессмертие?! – патетично воскликнул священник, всплеснув руками. – ваша Милость, она пытается нас подкупить!
Хайне поднялся со своего трона и торжественно выпятил грудь.
- Я обвиняю, женщина, тебя: в отступничестве, чёрном колдовстве и наведении порчи в деревнях! По Воле Господа свершится правосудье…*
- Да какая женщина-то?! – рыжий истерично взвизгнул и подпрыгнул. – мужик я! Мы еще в первую встречу это выяснили, икебану маму!
Нилл строго взглянула из-под своей белобрысенькой челочки, подбежала и сунула Бадоу под нос какую-то смятую бумажку. Тот тихо начал читать, наклонившись и с трудом пытаясь разобрать корявый почерк.
- Уймись, моя безумная душа… Не страх виной, что сердце гулко бьётся…* Чего это за бредятина, мелочь? – фыркнув, Бадоу выпрямился. – чего там за оковы сердца и костер любви, нахуй?
А Хайне все так же всех игнорил и в лучших традициях русской песни тихо сам с собою вел беседу.
- Как ослепляет эта красота. Ужели это - дьявола созданье? Смертельный яд проник в моё сознанье - не излечиться силою креста,* - патетично сделав фейспалм, выражающий всю глубину его страдания, «его Милость» затрясся в беззвучном рыдании. Нейлс взирал на него с ужасом. Наконец, прекратив трястись, альбинос выпрямился и продекламировал. - Молчишь! К чему молчание теперь? Раскаянье облегчит твою душу. Бог милосерден к грешникам заблудшим, безумная! Покайся и поверь! Готова ты сознаться в прегрешеньях?* – обвиняющий перст замер по направлению к доскообразной груди рыжего.
- Я курю, - задумчиво моргнув, Бадоу вопросительно уставился на священника. – или это не считается?
Тот покачал головой.
- Нет, я сам порой балуюсь, так что не тянет оно на прегрешенье.
- Ну окей. Я врываюсь в личную жизнь мирных граждан, разнюхивая их интрижки, запретные связи и все такое прочее, короче, собирая информацию и продавая ее кому надо.
- Нееет, это святое дело, пресекающее в людях желание творить прелюбодеяние и прочие пороки.
Пожав плечами, рыж кое-как задрал юбку.
- Нууу, это. Я мужчина?..
Святой отец, даром что слепой, поспешно отвернулся, Хайне ошарашенно убрал палец, на всякий случай обтерев его о плащ, Нилл с интересом уставилась и так ясно куда. Снова пожав плечами, Бадоу отпустил юбку. Обретя, наконец, дар речи, Хайне воскликнул:
- Остановись, безумная! Молчи! Ты смертный приговор себе пророчишь!*
- Да я кагбэ и так уже минут пять как молчу… - недовольно пробормотал обвиняемый.
- Довольно! Святая Дева! Укрепи мой дух. Не дай поддаться дьявольским речам…* - альбинос потряс головой и рукой указал на дверь. – святой отец, собирайте костер. Будем жечь!
Эрнст кивнул, заулыбался и с Нилл напару радостно выскочил из комнаты. Рыжий недоверчиво посмотрел им вслед, потом на альбиноса, который зачем-то стал приближаться к нему.
- Э-эй, ты чего, чувак?..
Нууу, мы уже поняли, что Хайн у нас разговаривает сам с собою…
- Оружием Господь избрал меня, благословляя на святое дело. Когда огонь обнимет это тело,* - белые ладони нагло легли на задницу, рыж оскорблено дернулся, подавившись воздухом, а алые глаза скорбно уставились в зеленый. - Найду ли сил не погасить того огня?..*
- Какой огонь, песа?.. Ты меня за идиота держишь? – нервно посмеиваясь, Бадоу отступил на шаг. – ты меня правда спалить собираешься?..
В комнату снова вбежала церковная парочка, хихикая, схватила рыжа и потащила его от печального андеда. Уже через пару минут Нейлс оказался прикован к здоровенному столбу, обложенному хворостом. Одарив его доброй улыбкой, Нилл подожгла вязанки вонючим факелом.
- Эй-эй, народ, ну не надо, правда! Шутка затянулась! – рыж стал вырываться. – отпустите меняяяяя! – потом принюхался и расплылся в радостном оскале. – ффигеееть, а прикольно пахнет… Я даже не прооотив…
- Чего ты там не против, укурок? – Хайн тряхнул его и уставился презрительным взглядом. – говорил же, не спи тут, подгоришь…
Рыжий проморгался и заозирался по сторонам. Неподалеку горело поле, через которое шла полоса примятой травы, видимо, след того, как альбинос тащил его сюда, левая пятка подозрительно дымилась... А, бля! Целое поле «травы» горело, епта! Бадоу рванулся обратно, но был остановлен властной безжалостной рукой.
- Все, рыж, не переживай. Объект практически ликвидирован. Ну да собственно догорит он уже сам, так что можно топать домой.
- Нееееет! За что, ирод?!

@музыка: Тэм Гринхилл и Йовин - инквизитор и ведьма

@темы: бредоносная оса, долбанное твАрчество, песья жисть