09:55 

сосоника)

случайный глюк системы
Fuck your obsession, I don't need that shit
досюда оно тоже добралось, не без легкой подачи особо увлекшихся особ. ну таки пизжу веселости

Пишет Гость:
05.01.2012 в 15:33


Не знаю, нужно ли оно ещё кому-нибудь, но вот внезапно написалось.

- Господа хорошие, кто-нибудь может мне внятно объяснить, зачем мы здесь сегодня собрались? – немного заплетающимся языком громко провозгласил Нап.
- Чтобы наладить контакт и перестать наконец портить своими постоянными склоками отношения в коллективе, - уныло глядя на дно почти опустевшего стакана, оттарабанил Жуков.
- Долго заучивал? – с легкой презрительной усмешкой процедил Драйзер, и тут же, увидев, как вспыхнули от этой фразы глаза Маршала, и поджались в злобной гримасе губы, продолжил: – Только не говори, что на самом деле сам все это придумал, ни за что не поверю. Откуда фраза?
Жуков все ещё сверлил ревизора неприязненным взглядом, но, признав все же его правоту в этом вопросе, процедил сквозь сжатые зубы:
- А ты угадай с трех раз.
- Есенин? – ни секунды не колеблясь, выдал Драй.
- Молодец, возьми с полки пирожок, – Жуков только досадливо свел брови, подивившись такой догадливости ненавистного ревизора.
- Ну окей, налаживаем отношения, – Нап явно перебрал лишнего, и теперь глотал окончания слов. - Вот я вас всех уважаю. Даже тебя Макс, а ты меня уважаешь?
Инспектор стряхнул с рукава пиджака несуществующую пылинку и только затем поднял на Наполеона глаза. Потом слегка скривился, поджал губы и отчеканил:
- Пустомеля.
- Вот видите! – многозначительно поднял палец вверх Нап. – Он меня не уважает, это он источник всех проблем в коллективе!
- А я вообще не вижу никаких проблем, если быть до конца откровенным, – не обращая внимания на излияния изрядно опьяневшего Наполеона, заметил Макс. – Мое отношение к человеку, это мое личное дело, и если мне кто-то неприятен, я абсолютно не обязан перед ним расшаркиваться.
- Так что же ты тут сидишь тогда? – ехидно пробормотал Наполеон и с удовольствием заметил, как Инспектор сжал зубы так, что на скулах заходили желваки. Возразить-то было и нечего.
- Есть на то свои особые причины, - деревянным голосом отчеканил Макс.
- О, я передам Гамлету, что ты теперь его называешь особыми причинами, - со злорадной усмешкой отсалютовал бокалом Нап. Где-то справа Жуков подозрительно закашлялся.
- Наши отношения тебя абсолютно не касаются, - все ещё сохраняя выдержку, отчеканил Максим.
- И слава богу! – притворно облегченно выдохнул Нап и стер со лба воображаемый холодный пот. – Ладно, допустим, у Макса «особые причины» - насмешливо выделил голосом Политик. – Жуков пришел налаживать контакт и создавать здоровую обстановку в коллективе, что, собственно, тоже можно трактовать, как «особые причины», но уже другого рода, – Жуков только хмыкнул, оценив намек. - Драйзер, друг мой, что привело сюда тебя?
- Собственно, то же, что и всех. Стараюсь наладить с вами какие-либо продуктивные отношения, так как то, что мы имеем сейчас, абсолютно бесперспективно.
- Окей, «особые причины» дубль три, хорошо, сидим дальше. Я смотрю, контакт уже пошел. Если в ближайшие десять минут Жуков не кинется на Драйзера, а Макс не прожжет меня своим презрительным взглядом, может, мы до чего-то и договоримся.
- Слушай, умник, а ты-то сам чего тут сидишь? – веско заметил Жуков. – У тебя, можно подумать, причины другие.
- Не, Бальзак тут ни при чем! – многозначительно пожал плечами Нап. – Он вообще сказал, что ему плевать с высокой колокольни на нашу возню в песочнице.
- Ну и чего ты приперся тогда? – удивленно приподнял бровь Драй. Он-то был уверен, что все они собрались здесь по одной и той же причине.
- Так интересно же, вы чо?! Посмотреть, как вы друг другу глотки перегрызать будете в попытках помириться! А вообще, если подумать, упасть и не встать. Агрессоры, гроза всея социона, а собрались тут, потому что дуалы недовольны! Ну ладно Драй с Максом, но ты-то, Жук, братюня, уж от кого, от кого от тебя не ожидал! Есь же вроде не истеричка, ну, по крайней мере, не такая, как Гам, - Макс было подорвался с места, готовый грудью встать на защиту, пусть иногда перегибающего палку с драмой, а все же своего дуала, но примиряющий тон Напа его остановил: – Да, да, не истеричка, а излишне эмоциональный, я понял-понял. Но все же вопрос открыт. Жуков, почему?
Маршал пару секунд помолчал, в раздумьях водя пальцем по ободку пустого стакана, а потом мысленно махнул рукой. «Эх, была - не была». По справедливости нужно отметить, что немалое влияние на это решение оказали двести миллилитров виски.
- Почему, почему? По кочану! Потому что момент умеет нужный подбирать, чтобы что-то попросить. Сначала сделает что-нибудь, чего я вот давным-давно хотел, а потом улыбнется так нерешительно и «Ну, Жук, ну пожалуйста!» и блин, как тут откажешь? Нет, ну я отказывал, конечно, бывало, но, это же потом неделю грустные глаза, печальные вздохи. И атмосфера в доме такая, будто кто-то умер.
- Оу, понимаю, брат, атмосфера, будто в доме кто-то умер, это наше все, - понимающе закивал Наполеон. А потом ни с того, ни с сего усмехнулся и выдал: - Жук, а удовлетвори-ка любопытство, вот то вот, что ты давным-давно хотел, это случайно не…
Наполеон склонился к уху Маршала и зашептал ему что-то с азартно горящими глазами. Жуков сначала слушал с нахмуренными бровями, но потом разулыбался.
Макс и Драйзер обменялись непонимающими взглядами.
- Не, хотя идея интересная, – абсолютно не пытаясь приглушить громкость, выдал Жуков, когда Нап закончил свои излияния ему на ухо.
- Ну а все-таки тогда что? – не сдавался Политик.
- Ладно, слушай! – только сейчас все заметили, что Жуков тоже на изрядном подпитье.
По крайней мере, судя по тому, как округлялись глаза Наполеона по мере его рассказа, в трезвом состоянии Маршал бы о таком и не заикнулся. Драйзер, глядя на всю эту картину, только неодобрительно поджал губы.
- Так, ясно все, хватит-хватит! – замахал руками Политик, когда, судя по ухмылке на лице Жука, рассказ подошел к самой интересной части. - Твои мотивы мне теперь ясны и понятны. Ну а ты Драйзер, как докатился до жизни такой?
- Не имею абсолютно никакого намерения обсуждать это с вами, - отчеканил Хранитель.
- Да ла-адно тебе, не будь ханжой! Уверен, у тебя все далеко не так интересно, как у Жукова и стесняться там абсолютно нечего!
- И что с того? Это означает, что я должен тут же перед вами расстелиться и выложить такие личные подробности? – Драйзер раздраженно дернул бровью. – С какой такой стати? Вы мне вообще никто, так с чего бы мне с вами делиться?
- Ой, ты смотри какой скрытный! – Жуков только насмешливо фыркнул, исподлобья глядя на ревизора. – Как-будто нам тут всем до жути интересно выуживать из тебя информацию в час по чайной ложке. Ребят, я предлагаю забить. Не хочет человек налаживать контакты, и не нужно. Пусть потом сам идет и объясняется с Джеком, на что он просрал столь замечательный вечер в нашей шикарной компании.
- Твоим ещё указаниям я не следовал, - процедил сквозь зубы Хранитель и тут же, будто назло Жукову пробормотал: – Я просто умею слушать. И если человек, мнению которого я доверяю, говорит, что так будет лучше, то у меня совсем нет причин ему не верить.
- Ну и ещё неделя без секса, - будто невзначай заметил Наполеон, ехидно подмигивая прыснувшему Маршалу.
- Ну и… - начал было Хранитель, но почти тут же запнулся на полуслове и с подозрением уставился на Политика. – А это ещё откуда?
- Да ну я тебя умоляю, ты что искренне уверен, что Джек хранит секреты, как партизан под пытками?
- Какими ещё пытками? – взгляд Хранителя помрачнел, а весь его вид выражал нескрываемую угрозу. Нет, самим словам Наполеона он ни на секунду не поверил, но тот факт, что Политик при каких-то абсолютно неясных обстоятельствах выведал у дуала столь личную информацию, как минимум, настораживал.
- Ну как какими? Полбутылки коньяка, стол, накрытый за мой счет, довольно интересная схема, на которой можно очень неплохо заработать, абсолютно случайно ввернутая в разговоре, и из него можно выуживать любую информацию, начиная от любимого цвета трусов и заканчивая подробностями вашей интимной жизни.
Драйзер заскрежетал зубами от злости.
- Если ты ещё хотя бы раз… - буквально прошипел Драйзер, поднимаясь со стула и делая шаг по направлению к зеркальщику.
- Тихо-тихо, Рембо, - откровенно издевался Нап. – Мы там были далеко не наедине, и если хочешь, Бальзак за любу душу подтвердит, что все было пристойно до отвращения, за исключением той части, где я абсолютно невзначай спросил, каким же способом ему удалось подбить тебя на эту авантюру.
Хранитель бросил последний раздраженный взгляд на Наполеона, но все же успокоился и сел на место. В конце концов, если Бальзак действительно там присутствовал, то опасаться, и в самом деле, нечего. Уж при ком, при ком, а при дуале Политик вряд ли позволил бы себе что-то лишнее.
- В любом случае, это абсолютно не ваше дело! И говорить об этом вслух было ни к чему! – обводя всех раздраженным взглядом, пробормотал Хранитель и с горя опрокинул в себя полстакана виски. – И вообще, можно подумать, вас никогда не прокатывали с этим делом!
Максим только тяжко вздохнул и понимающе кивнул, Наполеон и вовсе предпочел заинтересоваться гравюрой на противоположной стене бара, и только Жуков непонимающе пожал плечами. На него обижались, дулись, его бойкотировали, да что там, с ним даже неподвижным бревном лежали. Но чтобы вот совсем без секса? Нафиг, нафиг! Маршал в очередной раз с некоторой признательностью помянул дуала, напрочь забыв, что ещё с утра был готов надавать по ушам, за то, что Есенин так некстати нашел способ заставить его пойти на эту дурацкую встречу.
- Что-то грусть-тоска-печаль, - заметил Маршал спустя несколько минут унылого молчания, вызванного напряженными раздумьями собеседников о тяжелой их судьбинушке. – Раз у нас тут вечер откровений, может и ты, Макс, поделишься своими горестями и печалями?
- А чего мне делиться? У меня все отлично, - пожал плечами Инспектор.
- Да ладно, знаем, мы ваше отлично, - едким тоном заметил Нап. – С Гамлетом-то, ага. Если бы я был на твоем месте, повесился бы дня через два.
- Ну так ты не на моем месте, вот и не выпендривайся! – неожиданно сорвался Макс. – Тоже мне, подумать, какая фифа. В своей жизни сначала разберись, идиот безалаберный. Заколебали уже все. Истеричка, истеричка! А может мне так нравится, вам это в голову не приходило? Зато не рыба мороженая. Я хоть вижу, что, да, расстроен, да, рад. Живой человек рядом и эмоции у него живые!
- Да ладно тебе, Макс, не кипишуй так, - примиряющее похлопал его по плечу Жуков. – Нравится тебе так, ну и отлично, никто же у тебя не отбирает.
- Эх, в другой бы ситуации я бы тебе за идиота! – разражено пробормотал себе под нос Наполеон. – Но мы же сегодня дружим. Мир, дружба, жвачка, ага! – и опрокинул в себя полстакана чего-то алкогольного. Кажется, уже даже не своего. Хотя, плевать!
- У-у, да ты, брат, нажрался, - констатировал неоспоримый факт Жуков.
- Кто нажрался? Я нажрался? Да я трезв, как стеклышко, - заплетающимся языком пробормотал Наполеон.
- Угу, скорее стекл, как трезвышко, - процедил Максим. – Чо ж ты так надираешься-то, счастливый ты наш? У тебя ж все в жизни зашибись, в отличие от нас неудачников. И заметь, наличие мозга в понятие «зашибись» отнюдь не входит.
- Вот набил бы тебе морду, - начал было Политик, – но лень. Да и вообще, чо это вы все тут поплакались в жилетку, а мне, значит, нельзя? Может я тут вообще самый несчастный страдалец, а никто и не поинтересуется даже!
- Ну давай уже рассказывай, раз так неймется. Что-то мне подсказывает, что твой фонтан откровений не заткнуть даже при огромном желании, - устало пробормотал Драйзер.
- У меня беда-трагедь. На меня дуал смотрит, как на говно! – с таким видом, будто делает невероятное открытие, провозгласил Наполеон.
- Нап, он на всех смотрит, как на говно, - попытался утешить его Жуков.
- Так то все, а это я! – наигранно плаксивым тоном пробормотал Политик.
- А ну да, - хмыкнул Максим. – Как это мы сами-то не додумались?
- А вот ты не иронизируй! – раздраженно буркнул Нап. – Я бы на тебя посмотрел, как ты бы с Бальзаком пожил! Это же от одного только сарказма удавиться можно.
- Ну так и бросай! – не выдержал бессмысленной дискуссии Драйзер.
- Кого бросать, Бальзака? Зачем?
- Ну, раз ты так весь с ним исстрадался, бросай, - насмешливо поддержал Драя Макс.
- Тю, кто вам такую глупость сказал? – изумился Политик. - Ни с кем я не настрадался. Я говорю, он на меня, как на говно смотрит. Страдания-то тут причем?
- Боже… - устало выдохнул Максим. – Я не могу с ним общаться. У него в нетрезвом состоянии логика вообще в положении «выкл».
- Ну вот и не общайся, - скорчил презрительную гримасу Нап. – Я вон лучше с Жуковым или с Драйзером поговорю.
Последние переглянулись и, возможно, впервые сошлись во мнении, что удовольствие им предстоит ниже среднего.
- А может по домам, а? – подозрительно жалобно для самого себя спросил Жуков.
- Какое «по домам»? Я ещё до самого главного не дошел!.. – возмутился Наполеон.
- Я так понимаю, мы тут до утра, – печально вздохнул Маршал.
- Гамлет меня убьет, - не менее печально пробормотал Максим.
- А вот однажды… - начал было Политик, а оставшиеся трое агрессоров синхронно застонали.
Нет, они просто обязаны сегодня же решить все конфликты. Ещё одного вечера в столь «приятной» компании, они просто не переживут!



URL комментария

@музыка: Skillet, AFI

URL
   

когда просто нужно что-то сказать

главная